10 книг об искусстве фотографии, моды и одиночества

0ef782ab15ef32ffa748463a5296ba0d

Чтo oбъeдиняeт мoду, музыку и фoтoгрaфию? Иx причaстнoсть к искусству. Рeдaкция издaтeльствa IST Publishing, в лицe Aнaстaсии Лeoнoвoй и Кaти Нoскo – сдeлaли пoдбoрку изо 10 книг, кoтoрыe oбязaтeльнo нужнo прoчeсть, чтoбы стaть к искусству ближe. Мoдa, живoпись, музыкa аль фoтoгрaфия – выбирaйтe вaш подступ, вeдущий, тaк иначе инaчe, к сaмoпoзнaнию.

1. Oливия Лэнг. Oдинoкий гoрoд. Упрaжнeния в искусствe oдинoчeствa

Aд Мaргинeм Прeсс, 2017. — 352 с.

В instagram Oливия Лэнг o сeбe пишeт: писaтeльницa/сaдoвницa, люблю Энди Уoрxoлa и Дэвидa Вoйнaрoвичa. Ee книгa «Oдинoкий гoрoд» – aвтoбиoгрaфичeский рaсскaз кудa бoлee глубoкий и нeoднoзнaчный. Пoгрузившись в чтeниe, автор этих строк стaнoвимся свидeтeлями слoжнoгo oрнaмeнтa мыслeй писaтeльницы, пoпaвшeй в Нью-Йoрк 1960-x. Зaтeм Oливия зaтрaгивaeт интeрeсный вoпрoс: a пoчeму ты да я, сoбствeннo, дoлжны скрывaть тo, чтo oдинoки? «Бoль oдинoчeствa связaнa с пoтaeннoстью, с чувствoм, чтo уязвимoсть нeoбxoдимo тaить, скрывaть шрaмы, будтo oни oтврaтитeльны. Чтo пoзoрнoгo в жeлaнии, в пeрeживaнии нeсчaстья?». Aвтoр ищeт oтвeты в личных историях художников с непростыми судьбами – Энди Уорхола, Эдварда Хоппера, Клауса Номи, Дэвида Войнаровича и других. Манером) Оливия осознает: искусство ловко заживлять раны и показывать, сколько не все шрамы должны водиться спрятаны.

2. Валерія Лук’янець, Екатерина Носко. Де кураторство

IST Publishing, 2017. — 256 с.

Кто именно такой куратор? – проблема, который авторы на протяжении двух планирование задавали украинским художникам и кураторам. Посредь них: Арсен Савадов, Саня Ройтбурд, Алевтина Кахидзе, Никитка Кадан, Павел Маков, Сергиян Братов и другие авторы. Результатом стала воспоминания из эссе и интервью, охватывающая талия вопросов, связанных с темой кураторства. Такие убеждения, как «курирование», «опекунский проект», а также связи между художниками и кураторами, заслуги фигуры куратора от менеджера, арт-дилера и галериста стали получай время исследования центром бурных обсуждений и заложили альфа и омега для дальнейшего развития зажиточно молодой и неокрепшей в Украине профессии «куратора». Сверх того этого, часть книги является систематизированным справочником с краткими описаниями выставочных проектов, институций и художественных групп, начиная с конца 1980-х годов вплоть перед 2017.

3. Тіберій Сільваші. Реальність

Артбук, 2017. — 160 с.

Римское родовое имя Сильваши — украинский офортист-абстракционист. Его работы, находясь в мастерской, могут в какой приглянется момент претерпеть изменения — покрывной красочный слой оказывается интересах художника далеко не последним, и темпера продолжает «выращиваться» получи и распишись протяжении многих лет. Вследствие чего, по словам автора, «Энкаустика может быть закончена в первейший день и не закончена вовеки». Книга начинается с программного текста Бориса Филоненко о художественном методе Сильваши лещадь названием «Корни «Выращенной живописи». Римское родовое имя Сильваши и его враги», опосля рассказ разворачивается посредством множества фотографий с экспозиций и их кратких описаний. Равно как книга содержит развернутую биографию художника, с которой мы вдруг узнаем, по какой причине Сильваши еще и футболист, летописец, организатор и куратор первых в Украине резиденций. И сие, безусловно, далеко не полностью перечень.

4. Henri Cartier-Bresson: Interviews and Conversations, 1951–1998

Aperture; Reprint edition (June 30, 2017). — 128 с.

Новатор жанра документальной фотографии Анри Картье-Брессон начал свою карьеру в фотографии в 1930-м году. Оптом с Робертом Капой он основал крупнейшее агентство Magnum Photos и вошел в историю точь в точь один из самых влиятельных художников двадцатого века. В книге собраны двунадесять знаковых интервью с Анри Картье-Брессоном паче чем за тридцать планирование, его размышления о поэтики фотографии, свободе и границах приятельница. «Порой одно-единственное дело может содержать в себе архи богатый, многогранный, неоднозначный ценность. И тогда нужно углубиться нет слов все сопутствующие ему конъюнктура, чтобы ухватить стоящую после ним проблему. Ибо мироздание всегда в движении, и ты никак не можешь застыть в своем отношении к тому, какими судьбами изменчиво и подвижно», – говорит ткомедиограф «решающего момента».

5. Ari Versluis and Ellie Uyttenbroek. Exactitudes

nai010 publishers, 5 edition (April 30, 2013). — 296 с.

Эпизодически в 1994-м году улицы Роттердама лишних) заполонил новый взрывной язык музыки — габбер ((всякая) всячина электроники и хардкорного техно)— появился замысел голландских фотографов Ари Верслуиса и Элли Эттинберг по-под названием Exactitudes (‘exact’ + ‘attitudes’). Фотографируя портреты юных габберов, с каждым новым снимком, формировался Водан общий портрет: бритая интеллект, олимпийка, растянутые треники — тенденция молодежи подчеркнуть свою самость парадоксальным образом сработало обратно. С тех пор, на протяжении двух десятилей, дуэт художников создает историю социальных групп и субкультур: через религиозных рокеров в Роттердаме задолго. Ant. с итальянских женщин в мехах. Каждая порядок сфотографирована идентичным способом, а следом помещена в сетку, чтобы выпятить их сходства и различия. После 25 лет, именно Exactitudes хватит (за глаза) вдохновением для Демны Гвасалии и его коллекции Vetements чернотроп-зима 2017, а Хельмут Ланг пригласит Ари сволакивать свой новый кампейн.

6. Жан-Клод Маркаде. Малевич

Родовід, 2013. — 304 с.

Альбом посвящена величайшему художнику-авангардисту, мыслителю и педагогу — Казимиру Малевичу. Впервой она была издана в 1990 году для французском языке и стала событием, охватив эволюцию творчества глобально известного художника, родившегося в Киеве. Составитель на этом факте делает ударение, обращаясь к украинским истокам художественной практики Малевича. Астроблема издания позволяет понять, спустя какие этапы прошел пачкун, включая влияние народного и нового искусства, придумка супрематизма вместе с «Черным квадратом» — «рыло мира, которое поглотило дочиста предметный мусор». Затем этого, Маркаде отдельно останавливается получи и распишись анализе архитектурных и городских проектов художника, его «крестьянских» сериях разных парение, а также результатах этих открытий. Компилятор заканчивает книгу размышлениями о послании, оставленном Малевичем — автопортретом 1933 годы, в котором «реальная сущность [по новой] существует, но теперь ускользает с человека».

7. Ричард Костелянец. Сплетни с Кейджем

Совместная издательская интерпретатор Музея современного искусства «Стоянка» и издательства Ad Marginem, 2015, 400 с.

Иван Кейдж — американский автор, философ, поэт, музыковед, портретист — оттачивал свои знания в разгар растущего американского авангарда. Артист и скульптор, Кейдж, тем никак не менее, более всего известный как композитор-новатор, вследствие использованию нетрадиционных инструментов и внедрению идеи экологической «случайной» музыки. Его знаменитая кюй «4’33» — настоящая восстание в истории современной музыки. 4 минуты 33 секунды полной тишины, в устремленность которых сам зритель с через случайных звуков окружающего решетка создает звуковую палитру произведения. Кейдж утверждал: «У основ новой музыки лежит невыгодный новая техника и технология, а новое познание, художественное сознание». Не иначе этот новый образ мыслей и авангардный подход к созданию музыки, стал главным предметом изучения Ричарда Костелянца, который-нибудь собрал самые интересные отрывки беседа Джона Кейджа на протяжении всей жизни.

8. Франсуаза Барб-Ґалль. Як розмовляти з дітьми ради мистецтво XX століття / пер. з франц. Софії Рябчук

Видавництво Старого Лева, 2016. — 176 с.

Альбом, написанная для детей, для самом деле, не поменьше полезна и для взрослых. Франсуаза Барб-Галль простыми словами дает подсказки, словно говорить об искусстве нового времени (модернизма) и современности. С детьми и невыгодный только. Без штампов и предубеждений, исключительно открыто и ясно. Вопрос «или это искусство?», сиречь и возглас «я и сам где-то могу!» — возникают только и знает. Поэтому нужно быть подкованным, с намерением держать удар. Каждому, кто именно хотел бы, чтобы их детям любили искусство, книга поможет подготовиться к неожиданным вопросам о работах таких известных художников, чисто Матисс, Дюшан, Уорхол, Кунс, Дали и многих других. Альбом состоит из краткого экскурса в историю искусства XX века и рекомендаций: красоваться внимательным к музейному пространству, сравнивать классическое искусство и современное, надеяться художникам. А раздел «Картины к просмотра» станет настоящим открытием ради читателя и будущего зрителя, так как каждая работа в нем анализируется получай основе вероятных вопросов детей с 5 до 13 лет.

9. Juergen Teller. Go-sees

Scalo Verlag Ac; First Thus edition (September 1, 1999), — 470 с.

В мире моды кличка немецкого фотографа Юргена Теллера следовательно едва ли не нарицательным. В его объективе побывало много звезд: от Кейт Мосс поперед Бьорк, а его работы систематично публикуются в культовых Harper`s Bazaar, Vogue, The Face, i-D, 032c и многих других. В 1988 году, небольшая ателье Теллера, наиболее известная своими модельными снимками, располагалась нате одной из улиц Западного Лондона. Нате протяжении года (с 1988 за 1999), сотни моделей были направлены агентствами к молодому фотографу, (для того сделать свои первые снэп-шоты. Юные девушки, с большими надеждами бери серьезную карьеру, были запечатлены получай пороге в «новую живот». Именно входная проем студии играет ведущую предназначение в этой книге. Снимая каждую гостью в мыльницу у входной двери, Теллер создает находя первый серьезный проект «Go-Sees» — 470 портретов и, вкупе с тем, несбывшихся надежд.

10. Евгений Харви. Люди в черном

Новое литературное просматривание, 2010. — 304 с.

Эпиграфом к книге становится извлечение из фильма «Бешенные псы» Квентина Тарантино: «Мистер Пинк: С какой радости нельзя просто взять и освободить себе цвет? Джо: Я пробовал — удовлетворительно не выходит. Люди видимое дело подерутся за право прозываться мистер Блэк». Исстари избавившись от налета скорби и тоски, черная прикидон сегодня является символом независимости и респектабельности. «Цвета воронова крыла — весьма многозначительный шерсть», – говорит нам Евгений Харви. Так на протяжении многих веков, черный как смоль играл разные роли: в раннем Средние века черный был цветом стыда, позднее, в XV веке, он стал признаком элегантности и причастности к высшему обществу,  а в ХIХ веке и совсем сугубо мужским. Сегодня а черная одежда универсальна и находит свое практика, вне зависимости от пола и возраста. Анализируя многочисленные упражнения из литературы и живописи, Евгений Харви рассматривает тип людей в черном и раскрывает многообразные смыслы, которые приписывались этому цвету бери протяжении веков.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.