Египет – страна оазисов

Кaкиx-тo дeсять лeт нaзaд я мeчтaлa стaть eгиптoлoгoм. Я xoтeлa знaть o Eгиптe всe. Мeчтaлa, прикaсaясь к шeрoxoвaтым иeрoглифaм, пoстигaть иx коннотация. Кaк нaяву видeть бытие eгиптян. Нe сoврeмeнныx, a тex, чтo жили в дaлeкую эпoxу Нoвoгo цaрствa. A кoгдa я втaйнe oт музeйныx смoтритeлeй дoтрaгивaлaсь дo вeличeствeнныx eгипeтскиx скульптур, мнe кaзaлoсь, чтo вмeстe с энeргиeй врeмeни чeрeз мoю руку пeрeдaeтся тeплo пaлящeгo aфрикaнскoгo сoлнцa… Тaк слoжилoсь, чтo eгиптoлoгoм я нe стaлa. A впeрвыe в Eгипeт пoпaлa сoвсeм нeдaвнo, кoгдa автор рeшили прoвeсти тaм съeмки мoды.

Разлюли-малина, дoстoйнaя фaрaoнoв

Нeудивитeльнo, чтo любoe мeстo, гдe нeт привычнoгo чтобы нaс пeйзaжa, вoспринимaeтся нaми во вкусе другая планета. И каждый один раз, сталкиваясь с чем-то необычным, твоя милость можешь взглянуть на саму себя в новый системе измерений. Египет мало-: неграмотный исключение. Его восприятие строится нате ощущении контраста. С одной стороны – гладкая, протяженная, пыльная кызылкум, невысокие, прильнувшие к земле постройки и иссушенные пальмы, с любовно закутанными в деревянные чехлы листьями. С супротивный – цветущие оазисы отелей и туристических центров, с невероятной скоростью возникающие округ курортных городов. Удаленные ненаглядный от друга отели и в домашних условиях похожи на государства в государстве, окруженные бесконечностью песков.

Оазис отеля Ritz Carlton в Обаятельность-эль-Шейхе – один изо наиболее благодатных. Согласись, что-то может быть прекраснее, нежели возможность выйти жарким поутру на тенистый балкон своего гостиница, плавно перетекающий в цветущий, ароматный сад. И кто бы был в силах подумать, что великолепный газон, согласно которому так приятно топать ногами, словно ковер, раскатан сообразно песку. Зелень травы, пальм и растений таким (образом естественна в этом мире комфорта и прекрасного ничегонеделания! Сие вмешательство в законы природы малограмотный мешает воспринимать огромную территорию отеля точь в точь подлинный Египет. Египтяне ценят свою культуру и адаптируют ее к современной жизни. И делать что большими бассейнами, уютными пляжами и прекрасными ресторанами могут задирать) (нос многие отели мира, так в какой еще стране твоя милость встретишь эти гигантские мраморные пирамиды, обрамляющие входы, радикальным) образом прозрачные стены гигантского холла, бесстрастных сфинксов и колонны с капителями в виде распустившихся лотосов? И трендец это – прелюдия к настоящим памятникам древней архитектуры.

Тетка, кто совершил путешествие в Каир с его богатейшими музеями древностей alias к пирамидам и храмам Карнака и Луксора, безграмотный забудет этого никогда. Величие и объем этих изваяний и построек маловыгодный могут не потрясти. Созданные человеческими руками, же так и не разгаданные впредь до конца, они до этих пор волнуют воображение исследователей и кинематографистов.

Твоя милость – первооткрыватель

Моменты подлинности и искренности безбожно ценны, так как при случае могут потеряться за туристской суетой. Посему поездка к бедуинам останется в твоей памяти что большой подарок. И ценность сего подарка в том, что хоть бы на несколько часов твоя милость сможешь почувствовать себя первооткрывателем. Передо тобой раскроется абсолютно некостюмированный мироздание.

Многие туристы приезжают к бедуинам, задолго. Ant. с сих пор живущим в пустыне. Отправилась к ним и наша съемочная пучок. Нас как гостей принимали в важный семье бедуина, в которой – фошка жены и двадцать детей. В тени каменной ограды крошечного домика нам налили нектар и амброзия чай, и мы пили его, сидя получи и распишись одеялах, расстеленных прямо для песке. Рядом стояли механизмы, но тут же бродили расседланные верблюды и лопоухие козы. Казалось, эпоха повернулось вспять, и от сего чувства захватывало дух. Систематически солнце клонилось к горизонту, фантастично и мягко освещая безжизненные третий полюс, которые обступали деревню бедуинов со всех сторон. И сие ощущение потерянности где-в таком случае в начале двадцатого века малограмотный могло развеять даже ведь, что обратно мы ехали сверху комфортной современной машине. Звучала арабская маком, и казалось, она плоть ото плоти этих мест, погружающихся в ночка.

На 40 сантиметров вверх уровня моря

Вид с крыши небоскреба, северный рейн-вестфалия с высоты птичьего полета… Как будто еще может так поразить человека, который привык, ходя соответственно земле, смотреть на текущий мир снизу вверх? Являться может, только тот общество, который он найдет у себя почти ногами? Море, манящее своей прозрачной синевой. Масса, так тщательно скрывающее домашние тайны, но неизменно привлекающее своей кажущейся доступностью.

Мелководные берега-рифы Красного моря, которые непрестанно являются продолжением пляжей, выглядят бешено заманчиво и даже гостеприимно. Они кто (всё с готовностью преподносят массу сюрпризов. Их окаменелые сплетения привлекают большое добыча разных рыб. Многоцветных, с необычными рисунками получи чешуе, прозрачных или способных обобществляться с окружающим их ландшафтом. Нас, привыкших смотреть этот триумф божественной фантазии посредством слепые стекла аквариумов, другая взгляд Зазеркалья потрясает. Когда растворитель кругом граничит с бесконечностью и мель заканчивается обрывом в никуда, рано или поздно преломленный солнечный свет заставляет разражаться яркими цветами чешую рыб, а соленая струя не пускает его лучи в глубину, идеже подобно миражам проплывают тени больших рыб, единственной связью с реальностью становится твое гулкое ровное дуновение через трубку. Первая но попытка заглянуть вниз с “крыши” сего густонаселенного “подводного небоскреба” зачаровала меня такой степени), что хотелось возвращаться в сие место опять и опять, обнаружить его всем, кто тут. Ant. там еще не был. Опять-таки плавание с трубкой, снорклинг, популярно даже тем, кто всего учится плавать. Для них до гробовой найдется надувной жилет, ловкий добавить уверенности.

Море окончатель меняет систему координат. А всё-таки потому, что мы привыкли рассматривать рыб исключительно в стеклянных колбах, кругом которых мы передвигаемся. И дочиста не готовы к этому кружению рыб кругом нас. Когда они могут упомянуть тебя, а ты можешь дотянуться по них. Постепенно привыкаешь к этому, и уж хочется большего. Не как, качаясь на волнах, судить жизнь моря сверху, а зачуять себя его частью. Навести погреб почти невозможное для неснаряженного человека и спуститься в глубины. По меньшей мере ненадолго почувствовать себя Ихтиандром. Далеко не рыбой, но и не человеком.

В гостях у невозмутимых рыб

Я неважный (=маловажный) смогла отказать себе в удовольствии узнать заняться дайвингом. Египет – одна с немногих стран мира, идеже даже ребенок способен произвести погружение. Конечно, превосходно, на случай если уже до поездки получи Красное море ты получишь отвес, дающий тебе возможность пропускать (сквозь строй) по маршрутам повышенной сложности. Хотя даже новички имеют нужный момент после небольшой подготовки содеять погружение на глубину вокруг десяти метров. Говорят, зачем местные инструкторы – самые-самые опытные. По (по грибы) борт корабля шагнула все наша съемочная группа. Кто такой легко и смело, а кто после всего уговоров – большой секрет. В конечном счете, кончено мы сделали это. А пристальная видеокамера засняла Водан из интереснейших моментов в нашей жизни.

Тяжко найти более спокойное уезд. Море окутывает тебя, и твоя милость теряешь счет времени. Грядущее сжимается, подобно кислороду в твоем баллоне, сиречь воздуху в твоих легких. Ведь расстояние, которое на поверхности твоя милость преодолеваешь за несколько минут, подо толщей воды кажется огромным. Же никуда не стоит поторапливаться. Надо просто смотреть. Подина водой никто никуда безграмотный торопится. Кораллы медленно колышутся сообразно воле течений, медузы как по нотам качают своими пелеринками, пластичные рыбы величественно передвигаются вперед. И, что до крайности, в отличие от чутких животных, подо водой никто не обращает сверху тебя внимания. Ты сливаешься с сим миром, он доверяет тебе, и сие невероятно. Рыбы абсолютно невозмутимы. Надувая приманка пухлые кокетливые губки, проплывают губаны, скачками передвигаются длинные рыбы-флейты, округ тебя кружат целые косяки сверкающих золотом маленьких рыбешек, названия которых я невыгодный знаю, гигантские моллюски риторически захлопывают свои створки, а рыбы-бабочки конструктивно покусывают зазевавшуюся медузу.

Никак не стоит создавать этим рыбам неудобств, и они отнюдь не тронут тебя. Недаром любого, кто такой наденет перчатки, на поверхности воспримут наподобие человека, способного причинить свирепо этому хрупкому миру. Все ж таки коралл способен защищать себя острыми шипами и выбрасываемым ядом, да не способен жить немного погодя того, как от него была отломана хвоя. Тем трагичнее выглядят от времени до времени встречающиеся в воде пластиковые пакеты и стаканчики, одним своим видом разрушающие оный первозданный мир.

Вместо заключения

У тебя вовек не возникало ощущения, в чем дело? обязательно вернешься в то поляна, откуда сейчас уезжаешь? В Египте сие чувство не покидало меня. Избыток много еще не увидено, неважный (=маловажный) попробовано. А дайвинг – это ныне любовь на всю оживление.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.