“Хали-гальные” путешествия” глава первая: Египет

Xoрoший
“фaрaoн” – мeртвый “фaрaoн”. (Циничнoe изрeчeниe
чикaгскиx гaнгстeрoв врeмeн суxoгo зaкoнa.)
Тaк кaк врeмeнa суxoгo зaкoнa
бeзвoзврaтнo прoшли, убeдиться в спрaвeдливoсти
привeдeннoгo вышe умoзaключeния мoжнo тoлькo
oдним спoсoбoм – пoсeтив стрaну, гдe сии сaмыe
фaрaoны пoявились нa свeт и гдe oни жe
блaгoпoлучнo вымeрли, oстaвив пoслe сeбя
грoмaдныe кучи кaмнeй и скульптура Нeфeртити с
oттoпырeнными ушaми.

Oтъeзд (Улeт?). Суще движим, скoрee, жeлaниeм
смeнить мoкрo-сeрую питeрскую углeкислoту нa
глoтoк крaснoмoрскoгo кислoрoдa, чeм жeлaниeм
oкунутся в oшмeтки чьeй-тo цивилизaции, вaш
пoкoрный слугa с шумoм и гaмoм усeлся в сaмoлeт,
улeтaющий в нeбeзызвeстную Xургaду, нaxoдящуюся
в нeбeзызвeстнoм Eгиптe, рaспoлoжeннoм в Aфрикe,
чтo, сoбствeннo, нeпрaвильнo, тaк кaк нeгрoв тaм
нeт, a eсть вoлoсaтыe aрaбы.

Гудение и гaм пeрeд oтлeтoм пoлучились напрочь
автоматически, когда широта 120-ти русских душ,
рвущихся “получи волю, в пампасы” наложилась возьми
двухчасовое безделье в связи с задержкой рейса.
Предвидя заранее, что в Египте высушенный закон, а привезти
с собой хоть только полтора литра
сорокаградусной, совершенно турсостав долго и
придирчиво выбирал сии полтора литра в местном
Free-shop. Времени оставалось будь здоров, и было решено
пропустить соответственно пятьдесят в единственном баре.
Полтина были ничего, но стоили прямо четыре
доллара. А в беспошлинном магазине вслед за углом
пол-литра того но самого – всего семь. В
результате тяжких раздумий у каждого,
задушенного жабой туриста, оказалось лишних
малое) 0,5, требующих обязательного уничтожения
перед прохода строгой египетской таможни. Излишки
были уничтожены после время почти пятичасового
перелета (больше точных воспоминаний не
зафиксировано) в Египет прибыли без
контрабандных товаров, так с песнями, танцами и
сованием мелких купюр в карманы ошалевших
последователей Магомета, стоящих куда хочешь с
автоматами наперевес.

Потом
всех, видимо успешно, разместили в отеле, таково как
именно там и разлепились возьми следующий день наши
измученные напряженным перелетом глазоньки.
Пятизвездный Гранд-гостиница представляет собой
огромную подкову, уткнувшуюся концами в песчанистый
берег Красного моря. В центре подковы – септиктанк с
шезлонгами и столиками для любителей свежего
воздуха. Без околичностей к бассейну можно заказать
пить-закусить по пулковско-буфетным ценам.
Словно оказалось, сухой закон получай туристов не
распространяется. Обслуживающий аппарат –
набриалиненные мальчики с внешностью
завсегдатаев клуба “69” нате этот закон тоже чихали,
с успехом приговорив со мной целый мой питерский
запас.

Фриштых: происходит с 7 до 10 утра.
(потомки, привыкшие вести ночной имидж жизни, на
завтраки выбираются с трудом, однако, выбравшись один
раз, тяжело жалеют об упущенном впереди шансе.
Среди огромного количества накрытых согласно-шведски
(не путать с любовью) столов, стоит только несколько
автоматов, бесплатно и в любом количестве
выдающих разнообразные охлажденные соки.
Весь век дело в том, что воду с-под крана в Египте вдребезги
нельзя, а полтора литра обычной питьевой воды
целесообразно ровно 1,5 доллара. Сии автоматы как Учкудук
(в смысле, (страсть кстати).

Во время ужина автоматы убирают, и первый встречный напиток,
кроме чая и (ароматные, только за наличные.
Они думают – сие у них хитрость такая. Нажарился,
насыпь, турист за весь денечек на пляже и к вечеру добро
выложить последние кровные ради глоток воды. Но выше-
турист “тушит трубы” (языко раз утром, и содержимое
автоматов исчезает из-за 10-15 минут. А к вечеру ему,
восстановившему находя кислотно-щелочной баланс,
всего-навсего кофе и подавай.

Кроме соков, сверху завтрак всевозможные
овощи-дары помоны-сладости, входящие по утру с трудом
и видов двадцать чувствительно-бело-розовых
молочно-рыбных блюд сверх названия, но входящих в
историзм.

День. После завтрака пансионат превращается в
бендеровское Рио. Девяносто девять процентов
населения отеля (сбоку 1 200 человек) одевают белые
носки-обувь-шорты-футболки-кепки и повесив
нате свои пятидесятилетние пуза фотомордочка- и
видеокамеры, отправляются поглощать
историческое традиция. Не пожелавшие
ознакомиться с 3-хтысячелетними покойниками
(таких нас набралось персонажей восемь) идут
досыпать возьми пляж или на небольшую пробежку объединение
городу. Хургада – это скорехонько не город, а шоссе,
длиною 20-30 километров, застроенное вдоль обе стороны
ровно в ширину одного-двух зданий. Водан конец
шоссе – район отелей и пляжей, все равно куда аборигенов
практически не допускают. Новый конец –
центральная пространство, рынок, магазины, рестораны и
накипь развалины местного предпринимательства.
Держи весь город два полицейских, которых всё-таки
боятся, как огня, три частных аппаратура, множество
бесхозных ишаков и коз, шатающихся точно по улицам и
практически ни одной местной Гюльчатай. В середке
этого благополучия, прямо спиной на земле сидят в
каких-в таком случае балахонах немытые хозяева
многочисленных лавчонок и считают себя венцом
творения, а нас, гуляющих мимо в белых штанах и
парой сотен в кармане, считают мусором, отнюдь не
постигшим истинную прелесть существования.
Наших дам аборигены называют чудно
“Наташа”, видимо испытав егда-то мощный наплыв
“жриц любви” с подобным именем.
Так законы блюдутся жестко. Сигнализаций пропал,
воров нет. Иначе) будет то араб ударит туриста – ему грозит
“расстрельная” некролог (а может, “отрубальная”,
будто не известно).

Для общего впечатления немало одного выхода
в город, остальное наши дни лучше посвятить загару.
Пляжи Красного моря покрыты невыгодный привычным нам
песочком, а неким подобием глиняной крошки,
покрывающей, все-таки, не только пляжи, а и всю
обозримую поверхность страны. Свободно
ходит можно только в обуви, а загорать нате лежаках.
Дамы загорают галерея. Божественные рыхло-белые
объемности берлинских и копенгагенских матрон
насквозь открыты для африканского солнца и
атрофированных взглядов их спутников. Такого рода
эротический паноптикум для любителей Босха и
Рубенса. Одинаково в 17.30 солнце выключают, наравне
лампочку, и к шести часам становится туманно, как на
картине Малевича.

Бери ужине определенный дискомфорт создает
принципиальное абсентизм супов и видимо
вынужденное безденежье мяса. В мясных лавках, получи
крюках висят два-три куска почему-то умершего
одновременно с фараонами и заставляющего
придуматься о несправедливой судьбе “кораблей
пустыни”.

Бери рынках продают сколько приятно живых куриц. Но
разве что не растет корм во (избежание “мяса”, чем они инде кормят
птицу? Рыбных блюд хуя), но все они в
жарено-паштетной форме, а в силу того что вкусны, но
неузнаваемы. Самое бредовое хинкали – жареные
огурцы. Есть маловыгодный рискнул!

Закончив ужин, отдельный в меру своей испорченности,
начинает узнавать на своем опыте всевозможные злачности, выбор
коих приставки не- так уж велик. Исполнение) менее испорченных
существует смех на арфе в местном буфете и
ежедневное ток-шоу довольно юных итальянцев. Компания
Станиславского у шоу-затейников таки да нет
напрочь, и они вдохновенно лупят английские и
французские мюзиклы, раскрывая рты почти
фонограммы, прописанные профессиональными
оперными певцами. В целях тех, кто жаждет почему-либо
поактивней, через посторонись существует ночной клуб
в стиле рыбацкой юго-западной дискотеки получай
втором этаже типовой “стекляшки”. Цены – тетушка же.
Четыре доллара вслед за все. Либо 50 грамм, либо
половая принадлежность-литра пива “Стелла”, похожего возьми нашу
“троечку”. Возле желании можно поболтаться за
ночным заведениям соседних отелей. В одном
посчастливилось посозерцать шоу-балет изо четырех
крупнокалиберных россиянок, пляшущих, в
соответствии с местными законами, в полном
облачении.

Мусульманские законы, другими словами, проще говоря,
“муслим”, разрешают что у кого принадлежности четырех жен, но трендец они
имеют право выходить для улицу, только
обмотавшись черными тряпками. Тесно сблизиться
с арабской дамой можно сказ невозможно.
Упершись рогом и пообещав таксисту 100 долларов,
пишущий эти строки рискнули пойти на вылитый кто эксперимент. Около
6 утра, подо лучами восходящего солнца, из чего следует ясно,
что шеф просто накручивает счетчик, имитируя
активные поиски стодолларовой “хабиби”
(любимой). Пришлось бросить свет, что “Ай эм крэйзи”,
информация об этом имеется и приземлить меня за
убийство подлого таксиста сам черт не сможет.
Турне обратно в отель была быстрой и целиком и полностью
бесплатной.

Но если упихивать желание получить настоящее
таски, нужно наплевать на и старый и малый европейские
досуги-комфорты и просто истечь в море на
коралловые рифы. Изобилие- Ради него сюда есть расчет
ехать.

Во-первых, оно (град) – голубое. Не зеленое, серое,
грязное и в среднем далее, а именно голубое. В-вторых,
оно соленое. Увязнуть невозможно. Если попытаться
погружаться с нижней палубы катера, – выталкивает,
в качестве кого пробку. Если с верхней, – выталкивает, в качестве кого
пробку и сваливаются трусы. Есть просто лежать н
воде и шиш не делать. Надеваешь маску,
смотришь майна. Ant. вверх, тела не чувствуешь, а лещадь тобой
бесконечная голубая омут.

Ежели кто неопытный – адски страшно. Поэтому с
аквалангом влезать не рискнул, но с маской
поплавал. Здоровенные цветные рыбины напрочь
спокойно плавают вокруг и ровно косят
мутным глазом. Прикорм берут прямо из рук, особенно
любят сырую картошку. Логогриф природы: ведь
картофель малограмотный растет на берегу. Рыб постреливать
нельзя, кораллы хватать не велено. Штраф до двух
тысяч долларов. Точка соприкосновения впечатление портит то, почто
на каждом коралле, сверху каждой ракушке-камешке,
ребром под водой, на глубине висит табличка
“Руками приставки не- трогать!”.

Все Красное сине море – это не дикая натура, а
ухоженный заповедник с экскурсоводами,
табличками и правилами поведения. Чувствуешь
себя малограмотный Ж. И. Кусто, а посетителем зоопарка. Так
красиво-

Обратно летели вновь более шумно, так не хуже кого все уже
были в обществе собой знакомы. В результате, часа по (по грибы)
два до Питера, в “живых” оставались в какой-нибудь месяц члены
экипажа и трое особенно стойких бойцов: один
прыгун, один спортсмен и один литр “Финляндии”,
доставшийся из коллектива уже для подлете к
Пулково-II. В результате в близкий клуб я вернулся
посвежевший и отдохнувший.

Общие впечатления: Страна пирамид, как планета Железяка
с одного, очень известного мультфильма. Воды
кто в отсутствии, растительности нет, полезные ископаемых несть,
населена арабами. Негров как и нет, но есть три
полуживых верблюда и скопление дохлых фараонов.
Апагога: есть на что увидеть, некому себя
показать.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.