Клеопатра как аргумент

C пoртрeтoм пoлугoлoй дaмoчки нa oблoжкe, все из сeбя синяя с зoлoтoм дa eщe сeрия “Избрaнницы судьбы” – книгa Л.Xьюз-Xэллeтт “Клeoпaтрa” (“ТEРРA – Теоретический клуб”) читaтeлю xoть с кaкими-тo прeтeнзиями нe сулит врoдe бы ничeгo. Нo кaк жe чaстo oбмaнчивa бывaeт внeшнoсть? Книжкa увлeкaтeльнa, кaк дeтeктив. Aвтoр, сooбщив фaкты жизни eгипeтскoй цaрицы, дoшeдшиe дo нaс aж с 40-x гoдoв дo нaшeй эры, пeрвым дeлoм исслeдуeт пoбуждeния нoситeлeй инфoрмaции. И oкaзывaeтся, чтo не более и не менее с тех доисторических времен ведет свое происхождение черный пиар. Двенадцать чемоданов компромата обрушивает возьми поверженную им и покончившую с из себя царицу Египта римский консул Октавий, названый сын Цезаря, будущий богоборец Октавий Август. Ему было что по – для своего имиджа, наподобие бы ныне сказали – ук отношения Клеопатры с Цезарем, а засим с Антонием в выгодном для себя свете. Пусть римляне не считали, почто в этой войне они отстаивали лишь лишь интересы одного изо политических соперников (т.е. Октавия) напересечку его противника (Антония). Кого и след простыл, надо было доказать, почему воевали с гнусными, порочными чужаками, несмотря на. Ant. позади “неправильной” (а значит нуждающейся в исправлении) страны. Притом страны-неудачницы (баба получи троне). В наши дни сказали бы, в чем дело? доводы Октавия – насквозь расистские и сексистские. Только сработала версия замечательно.

Октавий тогда был человеком власти, будь здоров людей искусства искали его дружбы – так, знаменитый Меценат. Он, что бы мы сказали, “спонсировал” царапанье Вергилием “Энеиды”, где описание Клеопатры изложена как нужно. Прослежено в книге Хьюз-Хэллетт и полномочие “правительственной” версии на в таком случае, что написали потом Лукан, Плата, Плутарх… Между прочим, в частности из текста Лукана, идеже он говорит, что императрица была столь обольстительна, что-что за ночь любви с нею мужской пол готовы были умереть, пошла поверие о том, что Клеопатра заутро убивала своих любовников. Наш брат знаем ее по “Египетским ночам” Пушкина.

Все ни один пиарщик неважный (=маловажный) знает, как его словеса отзовется. Изобразив Клеопатру чудищем сладострастия, а ее Ромаша с Антонием как бешеной силы сексуальную бурю, Октавий ее, дозволительно сказать, сделал бессмертной. Тем сильнее что у царицы был частный вариант событий, и она успела его успешно ввести, особенно на Востоке. “Последним мудрецом Греции” называет ее уважаемый арабский историк. Для коптского епископа VII века симпатия была “просвещеннейшей и мудрейшей изо женщин… великой личностью, славной деяниями, отвагой и стойкостью”. Хозяйка царица особенно настаивала получи и распишись своей связи с богами – во вкусе Дионисом (ее род был потомком греческого бога, и в общих чертах Клеопатра была гречанкой), бесцельно и Изиды (царствуя в Египте, возлюбленная подчеркивала свои “египетские истоки”). Отсюда демонстрация роскоши и все эта игра со змеями. Историческая а Клеопатра, похоже, не была ни красива – если бы судить по единственному изображению возьми монете, ни сладострастна – да что вы, рожала детей от римских военачальников, только то были, прежде (за политические союзы. Вот разумный и прагматичной – да, была.

Хотя клевета Октавия, переплетаясь с ее собственными трактовками, начисто оттеснили изо истории реальную женщину. Ни одна времена не могла пройти мимо египтянки, и всякая рисовала кровный, нужный именно этой эпохе изображение. Уже в XIV веке н.э. целый штабель поэтов и романистов видят в Клеопатре пример добродетели; ведь она умерла до своей воле сразу а после Антония, то усиживать из любви к мужчине! А сие единственный подвиг, который может подскрести женщину от изначально присущей ей скверны. Тем не менее, если она умерла, убоявшись плена и бесславия – равным образом молодец, честь ведь сберегла. Король трагедии, как известно, написал свою историю Клеопатры. А его современник Фульк Гревиль сжег свою автограф о царице Египта – из страха, подобно как королева Елизавета I усмотрит в ней двусмысленность на свои отношения с бывшим фаворитом.

Опять-таки в одной “Клеопатре”, написанной Д. Цинтио, сказано: “Более множества армий и вооруженных врагов войну навстречу имперского владычества ведут радости и наслаждения, фигли выходят за рамки обычных правил”. Ещё бы, подтверждает уже в XX веке фрэнчовый философ Ж.Батай, египтянка с Антонием восстали несмотря на. Ant. позади “мира рабрты”: “Истый эротизм – это государственная супружеская неверность?”

В иных случаях история грешной царицы должна была оправдывать права и превосходство законных жен. Возле этом, бывало, и саму Клеопатру пытались постоять: мол, у них с Антонием было тандем детей, вообще она была ему лукреция, а не дама для радости.

Ажно картины с изображениями царицы всякий раз сделаны в угоду духу времени – в (прежнее, что египтянку рисовали пышной блондинкой в убор с фижмами. Под знаком Клеопатры формировались монархии и шовинизм, отношения полов и эстетические концепции. Симпатия – маска на маскараде и первая декадентка. Само из себя, первая женщина-вамп. Ее сделали ажно женщиной-милашкой (Б.Шоу). А в наши период – она символ женской удачливости, раскрепощенности и успеха, Клёпа-шоу. Сыгравшая в кино самую дорогостоящую в области затратам Клеопатру Э. Тейлор и в жизни ее в качестве кого бы изображает.

Занятно, ась? всегда образ царицы нес в себе отпечатки противопоставленных характеристик: “Возлюбленная изображалась как оппонент тому, кто такой ее интерпретировал”. Есть у автора книги, английской исследовательницы Хьюз-Хэллетт, и своя разновидность. Но “все, что я говорю, – сие мои взгляды, выросшие получи и распишись почве моей культуры”.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.