Клеопатра: паломничество любви и смерти

Мeмoриaльнaя дoскa с нaдписью “Здeсь рaзыгрывaлaсь любoвнaя дрaмa с учaстиeм нeсрaвнeннoй Клeoпaтры, цaрицы Eгиптa” мoглa бы укрaшaть мнoгиe дoстoпримeчaтeльнoсти Итaлии, Грeции, Турции и Изрaиля. Цaрицa oчeнь любилa пoлкoвoдцeв, и у любви этoй былa свoя гeoгрaфия.

Гoрдыe римлянe нaзывaли Клeoпaтру прeзритeльнo: “этa eгиптянкa”, скрывaя чувствo унижeннoсти, вeдь Клeoпaтрa зaвoeвaлa сeрдцa иx кумирoв – Волнистая Цeзaря и Мaркa Aнтoния.

A кaкaя oнa, в сущнoсти, eгиптянкa, кoгдa сaмaя чтo ни нa eсть нaстoящaя грeчaнкa. Прямaя нaслeдницa Птoлeмeя, ближaйшeгo сoрaтникa Aлeксaндрa Мaкeдoнскoгo. Eгипeт дoстaлся ee прaпрaпрaдeдушкe присутствие рaздeлe импeрии Aлeксaндрa, скoнчaвшeгoся в Вaвилoнe и пoгрeбeннoгo, кaк фaрaoн, в Eгиптe. Мaкeдoнeц Птoлeмeй oснoвaл нoвую динaстию фaрaoнoв. Прoизoшлo этo в 305 гoду дo Р. X. A Клeoпaтрa рoдилaсь в 69-м…

Eгипeт к тoму врeмeни сильнo измeнился. Нa прoтяжeнии двуx с пoлoвинoй вeкoв им упрaвляли грeки. Вeсь двoр, aрмия – сплoшь выxoдцы с Эллaды и Мaкeдoнии. Культуры смeшaлись, бoги сплaвились: греческий Зeвс – с eгипeтским Aмoнoм, Диoнис – с Oсирисoм. Стрoились xрaмы, пoxoжиe нa Пaрфeнoн. Дa и сaм цaрский двoрeц, стoявший в Aлeксaндрии у мысa Интрузия-силa, гoвoрят, выглядeл, кaк aфинский Aкрoпoль в миниaтюрe.

Мoдницaм былo рaздoльe! Щeгoляй xoть в лeгкoй грeчeскoй туникe, xoть в гoфрирoвaннoм eгипeтскoм плaтьe с пoчти прoзрaчнoй, тoнчaйшeй льнянoй ткaни. У этoгo плaтья eщe и рaзрeз был спeрeди aж дo пoясa. Всe oчeнь нeскрoмнo.

Грeки и мaкeдoнцы брeзгoвaли oбщaться с aбoригeнaми. Птoлeмeи и пoдaвнo. К тoму жe звание зaстaвлял иx блюсти дрeвний oбычaй близкoрoдствeнныx брaкoв, oт этoгo фaрaoнaм дeться былo нeкудa. В oбщeм, разряд вырождался, и Клеопатра стала последним роскошным цветком для хиревшем древе.

Ее старичок убил свою супругу, одновременно приходившуюся ему двоюродной сестрой и мачехой. Старшая единомышленница Клеопатры участвовала в перевороте, изгнала отца и принялась помыкать Египтом, пока тот безграмотный вернулся из Рима с войсками и без- казнил ее. Отцу Клеопатры александрийцы дали презрительную кличку Флейтщик. Делами он не занимался, а день напролет дудел в дудку. Смотри такая наследственность.

Дочь фараона

В 51 году давно Р. X. флейта Птолемея XII, наконец, умолкла и восемнадцатилетняя славнуха села на трон. К этому трону, чего греха таить, тут же пристегнули соправителя, младшего братца Клеопатры, в свой черед Птолемея, которому еще и полагалось сложение супругом царицы. Жениху после этого было всего 11 планирование. В общем, правь – не хочу… Однако не тут-то было. Весь историки утверждают, что Клеопатру безлюдный (=малолюдный) любили ни дворцовые сановники, ни горожане вслед за то, что была свыше всякой меры заносчивой и независимой. К примеру, во всем принцессам полагалось жить лещадь опекой евнухов, а Клеопатра разогнала их с первыми месячными. К тому а она была всех поумнее и образованнее, знала дюжину языков и единственная вот дворце говорила даже сверху… египетском. Она век подчеркивала свою причастность к божественному величию фараонов древности, нежели раздражала греков. В Египте зеленый царице было скучно. До сей поры интересное происходило за морем, в Европе. Далее римляне, засучив рукава, ковали Историю. Эпические рассказы о Галльских войнах Цезаря, о славных победах Помпея и Красса, да же, докатывались до Александрии, торговой и культурной столицы тогдашнего Востока. Видишь кто был ровней царице! Терпеть встречи с римлянами Клеопатре пришлось пара года.

Первым бросил дрек в порту Александрии сын Гнея Помпея. Его папа разругался со своим соратником, Цезарем, и перешел получи и распишись сторону Сената, против которого Нерон затеял войну. Помпей просил помощи. Слава отца решила, что ставка возьми римский Сенат будет верной, и выделила 50 кораблей со вспомогательным войском в придачу. Войска мало-: неграмотный помогли. Старший Помпей был разбит Цезарем и совершил роковую ошибку – побежал в Страна пирамид.

В ту пору сама Слава отца жила уже не закачаешься дворце, а в походном шатре. Сановники подняли мятеж из-за того, точно она ввязалась в римские разногласия, не советуясь с ними, науськали подросшего брата бери сестру – а он и без того удерживаться ее не мог – и вынудили царицу спасаться бегством. Переведя стиль аж в Палестине (по некоторым сведениям, в “курортном” селеньице вблизи от нынешнего Эйлата), симпатия собрала войско, и две армии встали передом к лицу у Пелузия (около 30 миль к востоку ото Порт-Саида) на морском берегу за исключением. Ant. с особого, в общем-то, желания сопротивляться.

Как раз в этот минуточку нелегкая принесла Помпея. Увидев сверху горизонте его корабль, сановники юного Птолемея решили, фигли стоит выслужиться перед победителем и уронить побежденного. Едва 58-неотапливаемый Помпей ступил на земная твердь у стана фараона, как ему вспороли копилка и отрезали голову. Следом из-за Помпеем в Египет прибыл самоуправно Юлий Цезарь. Он высадился в порту Александрии, надеясь поравняться Помпея и пожурить бывшего соратника и друга. И тута ему принесли голову. Присутствие множестве свидетелей Цезарь прижал ее к женские молочные железы, поцеловал и пустил слезу. А засим с горя заперся в опустевшем царском дворце.

Сановники решили намочалить лысину с наглецом, полагая, что, уничтожив Цезаря, они угодят Сенату, а оный поможет им справиться с Клеопатрой. Они убедили ее брата обноситься умом обратно, в Александрию, и выкурить Цезаря изо родового гнезда Птолемеев. Нерон и сам был бы довольный уплыть, ведь при нем было не менее малочисленное войско, но с севера задули сезонные газы, да так крепко, что такое? ни отгрести, ни отпихнуться. И тут произошло то, яко изменило весь ход древней истории.

В качестве кого-то глубокой ночью появился прежде Цезарем невзрачный грек с огромным мешком, в каких местные как всегда таскали постельное белье. Видимо, прошел умереть и не встать дворец через потайной крипта. “Тебе подарок, Цезарь!” И шелковичное) дерево произошло самое романтическое замазка всех времен и народов – изо мешка вылезла Клеопатра.

Ему – 54, красив безграмотный слишком, лысоват, жилист, поджар. Ей – 20, симпатия – признанная всеми современниками мадонна рафаэля. А о тембре ее голоса говорили, аюшки? он был просто волшебным. А ещё ум, образованность, манеры. Несомненно в ту ночь на ней было прозрачное египетское реглан, а голову украшала пышная, в хорошо яруса, прическа. Глаза, обведенные за-египетски густо, в три цвета. Благовония с запахом сандала. Цезарь был сражен и с первым поцелуем пообещал отдать Клеопатре трон.

Слово Цезаря обернулось длившейся восемь месяцев баталией, в которой двум трети Александрии сгорело (в книга числе и знаменитая библиотека). Греки одолевали. Силы римлян таяли. Всего один раз Цезарь высадил десант у маяка, в бухте, называемой ныне Крепость Кейт. Его оттуда вышибли, тонущие солдаты перевернули лодку полководца, и ему пришлось задавать тряску до корабля вплавь. Буква нелепая кампания оказалась в жизни Цезаря самым опасным предприятием, много опаснее Галльских войн. В мемуарах командир оправдывал ее дурными ветрами, о Клеопатре и далеко не заикнулся. Это в позднейших эпохах считалось почетным полечь за даму. А гению верхи, Цезарю, такое грозило всего лишь позором. Если бы безграмотный помогли правители Пергама, Кесарь бесславно бы кончил свою сказка (жизненная).

На пару с пергамским царем некто одолел врага. Трон Клёпа получила так же непредвиденно, как Цезарь – ночной (пре)подношение: ее брат утонул, попав согласно правилам в такое же положение, в каком был Нерон во время битвы у маяка. Как бы то ни было, праздновать триумф было чуть свет: со всех концов слетались дурные корчить о том, что повсюду теснят соратников Цезаря. Вразрез здравому смыслу этот гигантский стратег не предпринимает приемлемо, чтобы изменить положение. У него некоторые люди планы: он отправляется с Клеопатрой в дорога по Нилу. Их фрегат – образец роскоши: длина – почитай 100 метров, ширина – 15, выше чего – 20. На палубе – настоящая двухэтажная дом с колоннадами из кедра и кипариса. Читалка для обедов украшен золотом и слоновой костью. Очищать даже два маленьких храма – Афродиты и Диониса. Царское шлюп сопровождают 400 кораблей эскорта.

Исключительно через месяц, вернувшись с круиза, Цезарь собрался в родные места. Как раз и чары царицы несколько ослабли: она была сделано на седьмом месяце. Оставив Клеопатре в инам три легиона, он отправился утрясать положение. За год с небольшим Кесарь победил всех своих врагов и, став полным хозяином государства, пригласил к себя в гости египетскую царицу. И, не по, вместе с ней своего сына, коему было имеется имя Птолемей Цезарь.

Римские вакации

Путешествие Клеопатры в Рим Вотан поэт того времени назвал “паломничеством любви и смерти”. Народ Вечного города ахнули, увидев процессия чужеземной царицы. Колесницы, сверкающие золотом, черная поток рабов-нубийцев, ручные газели, антилопы и гепарды. Египетская Гигиея в царских одеждах и со священной златой змеей на лбу. На худой конец Цезарь и стал диктатором, Город на семи холмах продолжал считаться республикой. А тута такой соблазн!

Цезарь устроил гостью сверху роскошной вилле, окруженной садами и находившейся для правом берегу Тибра, поближе с известной ныне виллой Памфили. Нынешний уютный уголок царица почти что не покидала в течение своего годового пребывания в Риме. Не более раз, говорят, она взглянула сверху величественный римский Форум с того самого места, идеже теперь стоит памятник Цезарю.

Римлян Слава отца злила. Поползли слухи, яко Цезарь собирается стать фараоном и выпить горькую чашу столицу в Александрию. Наконец у ближайших соратников диктатора нерв сдали. 15 марта 44 годы до Р. X., нанеся Цезарю 23 ножевых удара, они “спасли” Город на семи холмах от того, в ком начали чаять воплощение чужеземного бога Амона. Эпизодически вскрыли завещание Цезаря, оказалось, что же своим наследником он назначил племянника Октавиана, будущего Ага, а своего родного, официально признанного им сына с Клеопатры не помянул ни единым одно слово. Клеопатре ничего не оставалось, делать за скольких бежать в Египет от назревавшей в Риме смуты.

Антоний и Слава отца

Вернувшись в Александрию, царица малограмотный ввязывалась в римские распри и сидела вполслуха, пока за морем шла кровопролитие между убийцами Цезаря и жаждавшими мщения Октавианом, Антонием и Лепидом. Союз взял верх, Марк Антоний получив в регулирование восточные провинции. И сразу решил закончить за царицу, бездействие которой было приравнено к предательству. А Клёпа, недолго думая, собрала флотилия, золото и полетела по волнам тама, откуда он послал ей гневное микрография с упреками. В Тарс, нынешний Тарсус, починок на юго-востоке Турции.

Антоний ожидал ее в берегу реки, неподалеку ото Тарса, когда появился дромон богини Венеры с алыми парусами, позолоченной кормой, посеребренными веслами. Самоё богиня, одетая в легкие эллинские одеяния, возлежала подина золоченым навесом. Ее окружали нереиды, грации и купидоны. Разливались звуки флейт и арф. Сотни корабельных курильниц испускали тончайшие благовония.

Клеопатра увидела обомлевшего Геракла. Статью и внешностью Молоток Антоний вправду напоминал греческого героя, каким его изображали скульпторы. Умом боги его немного обидели, зато в остальном во всех отношениях был хорош этот тартарен, гуляка, храбрец, любимец шпрот и женщин. Вместо гневных речей через обомлевшего Антония последовало предложение отобедать вдвоем. А она ему, приставки не- сходя с корабля, прислала письмецо на золотой пластинке, покрытой воском: “Дорогущий Марк! Зачем нам твоя офицерская общежитие? У меня куда уютней”. Деятель дрогнул.

Клеопатра закатила ему четверодневный пир на корабле, ровно по колено засыпанном лепестками роз, а вдогонку внезапно отбыла домой. Антоний три ночи мало-: неграмотный спал, отдал пару приказов и помчался из-за ней. История повторялась: вновь были жаркие египетские ночи, сызнова заварился скандал в Риме (Фульвия, женушка Марка Антония, жаловалась Октавиану). В дальнейшем чего было слезное разлука царицы с новым любовником, которому пришлось вертать в Рим улаживать дела, и появляющийся результат – теперь уже двойни. Александр Гелиос и Клеопатра Геката. Ни много ни один, Солнце и Луна.

Двоеженец

Фульвия с тоски слегла, и Антоний незадолго сделался счастливым вдовцом. Так ненадолго. Будущий император Рима, Восьмой, решил женить его получи и распишись своей сестре, Октавии, которая слыла самой умной и самой благодетельной римлянкой. Антоний никак не смог отказать, но вскорости со временем женитьбы отправился в Сирию. И залпом вызвал туда Клеопатру. Через некоторое время же, в городе Антиохии, возлюбленный женился на ней (быть живой-то супруге!), подарив египтянке Финикию, Кипр, рубрика Сирии, Иудеи и Киликии, принадлежавшие Риму. Городские стены ломились через пира и всенародного гулянья за поводу свадьбы. Стало без запинки, что без новой ощутительн разборки, теперь между Антонием и Октавианом, уж не обойдется. Но разборку пришлось запасти: кроме Антония, некому было кампанию) с досаждавшей Риму Парфией. Мелькарт двинулся на новые проделки. Клеопатра проводила его поперед самых берегов Евфрата и с опасных границ повернула отдавать, погостив по дороге в Иудее, у царя Ирода Великого, кой выторговал у нее подаренные Антонием владенья.

Вскоре в Александрию пришли дурные провести: поход в Парфию провалился, и об эту пору Антоний отходит с остатками армии. Клёпа собрала денег и еды и поспешила визави римлянам. В Финикии, в местечке Лейке Коме (“Белая головка Деревня”), что находилось сверху побережье Средиземного моря, в кругу Бидоном и нынешней столицей Ливана, Бейрутом, возлюбленная, наконец, прижала к груди отощавшего Геракла и накормила его оборванную ораву.

Набравшись сил в Александрии, Антоний по новой стал глядеть в сторону непокоренного Востока. А тогда еще из Рима пришло писулька: Октавия захотела лично окрылять героя и уже двинулась в курс, к своему мужу. Узнав об этом, Слава отца села на хлеб и воду, осунулась после день и лила слезы. Антоний отнюдь не выдержал, велел жене отзываться и бросился в Парфию. Клеопатра тем временем вдругорядь собралась рожать и вскоре а там отъезда Антония принесла покамест одного мальчика.

Через некоторое миг в Рим пришли вести – хорошие и плохие. Хорошие: Антоний потеснил парфян, завоевал обломок Армении и захватил в плен ее царя. Плохие: вспрыскивать победу он отправился мало-: неграмотный в Рим, а в Александрию. Там Клёпа встречала его перед храмом бога Сераписа (ныне через храма осталась только в такой степени называемая колонна Помпея изо красного гранита – важная туристическая достоинство города) и воздавала ему почести, на правах божеству. Он продефилировал на пороге ней в колеснице, запряженной четверкой белых коней, а по (по грибы) ним, отдавая честь иноземный царице, шли римские легионеры, начертавшие получай своих щитах латинскую букву “С” – первую букву имени царицы.

Крайний вояж

Октавиан потерял мука. Дело пошло к войне, и римский Старик очень умно объявил эту войну маловыгодный Антонию, а Клеопатре. С одной стороны, получалась отнюдь не гражданская бойня, а нормальный интернационалистский конфликт. С другой – был дан выборка Антонию: либо кончать кутеж и возвращаться к жене, либо совать свой на рожон за любовницу. Собираясь против римским войскам, Антоний далеко не хотел брать с собой Клеопатру. Возлюбленная пригрозила, что не даст ему денег, и спирт сдался. И вот 200 судов египетской эскадры двинулись в метода.

Для Клеопатры эта рать начиналась приятной туристической прогулкой. Наперво пристали к Эфесу, одной с главных достопримечательностей нынешней Турции. В Эфесе, то время) как Антоний возился с войсками, симпатия посетила храм Артемиды и известный амфитеатр. Потом армада передвинулась получи и распишись остров Самос, оттуда – в Грецию. Афины были единственным городом, идеже Клеопатру встретили с великим радушием, (языко богатую родственницу по македонской контуры. Старейшины, философы и поэты приходили к ней для поклон, царицу водили до Акрополю и там же установили ее статую (все-таки, потом статую убрали, с тем чтоб не злить римлян).

Зиму Антоний и Слава отца провели в мало примечательном городе, отчего ныне известен как Патры. Далее они двинулись дальше нате запад, и 2 сентября 31 годы до Р. X. в Адриатике у мыса Акций случилось морское сражение, которое решило одн все судьбы – и Клеопатры, и Антония, и сумме Египта. Ныне мыс Акций именуется Акра Николаос, и находится дьявол у залива Амвракисос, неподалеку с городка Воница.

По правде говоря, судьбы были решены неважный (=маловажный) раскладом сил и не тактикой боя. В самый высший битвы, когда еще пустое место никого толком не одолевал, Слава отца вдруг велела поднять паруса и метнуться на юг. С ней случился непредсказуемый приступ паники. И тут Антоний, отнюдь не раз смотревший смерти в зеницы, лично поднимавший в атаку легионеров, одновременно испугался: очертя голову прыгнул в какую-ведь лодчонку и налег на весла. Слава отца его заметила и притормозила. Сеча была проиграна.

Путешествие в Королевство мертвых

В отличие от стремительного, словно ветер, Цезаря Октавиан подбирался к Египту всеобщий год. Вместо того, дай тебе собираться с силами, Антоний и Клёпа устроили прощальные гастроли. Такого нескончаемого бесшабашного загула, бурлившего в царском дворце, Страна пирамид никогда не видел. Бормотуха разливалось шире Нила, а кушанье словно обрушивались в утробы тысячи бегемотов.

Вроде только Октавиан подступил с суши к стенам Александрии, остатки армии Антония не мешкая изменили своему полководцу. Антоний помчался в дворец, но слуги Клеопатры остановили его нате ступенях и заголосили, что семирамида заперлась в своей огромной усыпальнице и покончила с на лицо. Пометавшись, Антоний решился и воткнул катана себе в живот. Самурая изо него не получилось – покровительство дрогнула. От мучительной раны возлюбленный умирал несколько часов получай руках Клеопатры – известие о ее смерти было ложным.

Слава отца попала в руки Октавиана. Оный обошелся с ней учтиво, позволив вырвать из сердца Антония со всеми почестями и въехать во дворце под домашним арестом. Абие один тайный поклонник Клеопатры с числа римлян донес ей, как ее ждет еще одно вояж. Через три дня царицу как один человек с семьей отправят в Рим, идеже ей будет суждено, похоже пленной рабыне, украсить триумфальное кортеж победителя. Развязка приближалась. Нет слов время обеда какой-ведь крестьянин принес ей целую корзину отборных смокв, угостив прежде вратами стражников. Через пару часов Восьмой получил от царицы миссия. Едва вскрыв его, некто вскочил с места. В послании Слава отца просила о том, чтобы ее светило было погребено рядом с могилой Антония, один шаг от дворца. Покои Клеопатры оказались заперты. Когда-никогда римляне взломали двери, они увидели Клеопатру лежащей в царских одеждах получи и распишись золотом ложе. Она была мертва. Бери левом плече царицы были обнаружены двум ранки, похожие на объедки змеиных укусов. Самой змеи, которую барщинник якобы пронес спрятанной бери дне корзины, так и без- нашли. “Паломничество любви и смерти” завершилось.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.