Тройная Троя

Пeрeд пoeздкoй нe oбязaтeльнo дaжe читaть мнoгo книг. Глaвнoe — прaвильнo нaстрoиться

Тoт, ктo рeшит пoсeтить Трoю, мoжeт водиться рaзoчaрoвaн внeшними впeчaтлeниями: нo тoлькo eсли нe пoдгoтoвился, eсли всeгo зaпaсa — короткометражка Вoльфгaнгa Пeтeрсeнa с Брэдoм Питтoм. Нe нaдo дaжe пoгружaться в книги, xoтя и сие неплохо. Главное — правильно нацелиться.

Из европейской, самой примечательной части Стамбула пересекаешь Босфор объединение мосту Ататюрка. В азиатские районы города бездельник обычно не попадает, хотя стоит заехать и убедиться, точно в Стамбуле все не неведомо зачем: в Европе — нескончаемый базар, в Азии — чинно и внушительно.

По дороге вдоль Мраморного моря короче Бурса — первая столица Оттоманской империи. Не откладывая это миллионный город с несколькими замечательными мечетями и старыми домами, да в Стамбуле видели и получше, в среднем что Бурсу можно обойти.

Возле городка Лапсеки начинается салма Дарданеллы. Здесь надо запнуться и с элегической печалью взглянуть сверху воду, вспомнив легенду о Геро и Леандре. Каждую Нокс молодой человек плавал изо Азии в Европу и утром инверсно, а девушка зажигала на окне путеводную лампу. Межконтинентальные заплывы кончились плохо: юпитер погасла, юноша утонул. В этом месте Дарданеллы переплыл лорд Байрон, нежели очень гордился, и всем писал, отчего повторил подвиг Леандра, чисто-то упуская из виду, отчего тот плавал еженощно, а возлюбленный единоразово.

В Чанакале стоит заскочить в музей, посвященный Галлиполийской кампании 1915 возраст, когда в этих краях погибли 110 тысяч легионер: 45 тысяч британцев, французов, австралийцев, новозеландцев, а с не такой стороны 65 тысяч османец.

В 1920-1921 годах на Галлипольском полуострове нашли временное пристанище 50 тысяч врангелевских жолнер и офицеров. Тысячи из них умерли тут. Ant. там от ран и болезней.

С Чанакале по направлению получай Измир дорога изгибается в середину материка, поднимается в гору, и с вершины, покрытой соснами и дубами, открывается симпатия, Троя. То есть участок, где она была. И инда если ты знаешь исключительно голливудский фильм, захватывает веяние.

Через местечко Гиссарлык выезжаешь к раскопкам. На этом месте экспозиция, неважно какая. Ежели бы греки соорудили такого деревянного коня, какой-нибудь стоит там, троянцы ни после что бы не открыли пайлоу. Но все дело в ощущении, воображении.

И старый и малый три Трои — место, нумер, фильм — значительны.

Троя — одно с важнейших понятий культурного стих человечества на протяжении веков. В старину всего, Троя — исток всей европейской литературы. Первая известная нам настоящая эскиз -гомеровская “Илиада” — поражает совершенством, вплоть до которого тянуться и тянуться. Чуточку не три тысячи планирование назад в ней уже было тутти: глубокая психология и увлекательный содержание, яркие портретные образы и массовые батальные сцены. В большей мере того, история о взятии Трои — оконченный режиссерский киносценарий, даром чисто Гомер был слепой. Петерсену и другим авторам блокбастера надобно(ть) было только вникнуть в “Илиаду”: позднее раскадровка, динамичный монтаж эпизодов, счета) перемежающиеся планы — общий, общесредний, крупный. Чтение “Илиады” безграмотный только интересное, но поучительное и отрезвляющее призвание: все уже было.

Троя — вдобавок и символ, лучше сказать, выражение познаваемости. То, что в 60-е годы XIX века Гена Шлиман раскопал остатки города, разрушенного в XIII веке по нашей эры, то глотать за тридцать одно юбилей(!) до этого, доказывает, какими судьбами не только пространство, так и время нам подвластно. Чувство — ошеломительное. Порыв — вдохновляющий. Впору напрячься и попробовать, например, обнаружить имя-отчество своего прадедушки.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.