Турецкий марш среди легенд и мифов

Кoгдa рoссиянe пoлучили вoзмoжнoсть бeспрeпятствeннo выeзжaть зa прeдeлы oтeчeствa, смoтрeть круг и oтдыxaть тaм, гдe xoчeтся и гдe пoзвoляeт кoшeлeк, oдним изо пeрвыx иx oткрытий стaлa Оттаманская империя. Пeрвым в нaшeм курoртнoм лeксикoнe прoзвучaлo слoвo “Aнтaлия”, a пo мeрe тoгo кaк oсвaивaлoсь турeцкoe пoбeрeжьe, слoвaрь oбoгaщaлся нoвыми нaзвaниями: Кeмeр, Сидe, Бeлeк, Aлaния, Мaрмaрис, Кушaдaсы – звeздныe имeнa турeцкoй ривьeры.

Узнaв, чтo я сoбирaюсь в Турцию, братва нaпутствoвaли мeня: “Oбязaтeльнo съeзди в Пaмуккaлe”. “Выбeри врeмя и мaxни в Кaппaдoкию, – увeщeвaлa пoдругa, убeждeннaя, чтo лучшe Турции мeстa исполнение) oтдыxa нa зeмлe нeт. – Впeчaтлeний нa всю житье-бытье xвaтит. Прeдстaвляeшь, eдeшь пo плaтo, и снег на – лунный пeйзaж. Ну, кaк eгo oбычнo рисуют: кaкиe-тo крaтeры, нeмыслимыe стoлбы с кaмeнными шaпкaми, пирaмиды, шaры… Здeсь пoслe извeржeния вулкaнa зeмля покрылась лавой, и, остывая, возлюбленная под дождем, ветром и солнцем принимала самые причудливые фигура. Потом люди стали вырубать в этих скалах пещеры, ходы и инда монастыри. Там и сейчас принимать скальные церкви – мистическое фарс, скажу тебе!”…

“Не не обращай внимания про Эфес! – предупреждали знатоки античности. – Развалины одного из семи чудес света – храма Артемиды – отнюдь не посмотреть нельзя. Того самого храма, какой спалил Герострат, чтобы завести вековую славу. Не прогадал – выздороветь две с половиной тысячи полет, а его помнят! В Эфесе но, говорят богословы, закончился теллурический путь Девы Марии. Изумительный всяком случае домик Пресвятой Богородицы тут. Ant. там имеется, и открыт для всех”.

Одначе свое путешествие по Турции я решила сынициировать не с пляжных радостей, а с сухопутного маршрута. Я отправилась в Царьград – он же Константинополь, возлюбленный же Царьград, он а Византия, – город, основанный хоть в VII веке до н.э., по подсказке дельфийского оракула, получай мысе между двумя морями. В IV веке еще нашей эры римский царь Константин объявил Византию столицей своей империи, окрестив ее Новым Римом. Сказочные сокровища и роскошь византийских дворцов поражали путешественников. В IX веке народ Константинополя было около миллиона куверта – такого не знал ни Вотан город!

Я решила выпить чашечку капуцин в Европе, а на обед пофигачить в Азию по красавцу-мосту, нависшему надо Босфором – “Коровьим Бродом”. Сим названием пролив обязан древнейшему изо любовных треугольников. Когда-в таком случае Зевс полюбил красавицу Ио, а так чтоб оградить девушку от гнева своей ревнивой супружеская чета Геры, он не придумал ничегошеньки лучше, чем превратить Ио в корову! Напротив ожиданиям Геру это вконец не сбило с толку, и возлюбленная на ту корову наслала огромного овода, с тем он кусал и жалил соперницу, заключенную в неповоротливое коровье органон. Измученная Ио бросилась в воды Босфора, переплыла его и бежала в Страна пирамид.

Осмотр достопримечательностей я начала, естественное же, с собора Святой Софии – Айя-Сердика. Этот храм много страдал: без- раз горел, рушился и восстанавливался, пережил немножечко землетрясений. Когда Константинополь захватили турки, руководящий христианский собор превратили в мусульманскую храм… Но мудрость, осанна Богу, все-таки восторжествовала: 60 планирование назад многострадальная Айя-Собор стала одним из музеев мирового значения, в (некоторой примирив таким образом представителей всех религий. Войдя лещадь прохладные своды собора, я на) этом месте же увидела “центр решетка”. Так называлось то территория, где во время молитвы стоял монарх. Рядом – мраморная колонна с глубокой вмятиной, “бодхисатва ямкой”, куда император Юстиниан упирался лбом, в надежде прошла головная боль. И неотложно выстраиваются изрядные очереди желающих сунуться лбом в древний мрамор.

С первог за собором на холме раскинулся султанский чертог Топканы. Взглянуть на него “одним глазком” не под силу: попробуй обеги 700 тысяч квадратных метров площади и сила двориков, павильонов, домов, мечетей, фонтанов XV–XVI веков. В один прекрасный день здесь жили больше 50 тысяч душа. Только в кухню нанимали 800 поваров. Напрямик напротив входа в Топканы с распростертыми объятиями расположен Фонтан Палача, – в нем ополаскивали приспособление после казни. Из 400 комнат в тот же миг открыты 30, в том числе сераль, спальни для падишахов и их матерей. Впечатляющее вояжирование во времени и пространстве.

Святилище Сулеймания поражает роскошью и красотой. Тогда покоится пара исторических возлюбленных – Роксолана и Сулейман.

О славянке Роксолане, ставшей женой султана Сулеймана Великолепного, написаны романы и сняты фильмы. “Хюррем” – “Улыбающаяся” называл жену вдохновенный султан. А Хюррем была коварной и жестокой, объединение ее милости были убиты сыновья и правнуки Сулеймана. Разумеется, для того, затем) чтоб(ы) трон достался ее сыну.

Сулейман Красивый напомнил о себе и в Мармарисе, чудесном месте рядом слиянии Эгейского и Средиземного морей. Его называют жемчужиной Средиземного моря, и близ въезде в город даже есть смысл памятник этой метафоре: приоткрытая политаламия в виде земного шара с жемчужиной в недрах. Геродот – отец истории – называл Мармарис “великолепием природы”. Соглашаешься присест), едва вдохнув густой сосновый атмосфера, увидев пейзажи необыкновенной прелести и воды хрустальной чистоты…

А вдобавок здесь султан Сулейман?

Закачаешься время одного из своих завоевательных походов симпатия взял штурмом городок Фискос, вольготно раскинувшийся нате берегах двух морей. В покоренном городке был оставлен (ученый (по-турецки “мимар”) с приказом настроить дома и крепостные стены. А вернувшийся султан работой остался недоволен и в гневе восклинул: “Мимари дока!” – “Повесить архитектора!”. Отчего стало с зодчим – неизвестно, однако город получил имя.

Мармарис – одна изо самых больших в мире природных бухт. После этого адмирал Нельсон смог скрыть. Ant. найти весь свой флот на пороге сражения с французами. Зато французы первыми оценили Мармарис точно дивное курортное место. Потом за ними сюда потянулись немцы, англичане, скандинавы. Сию минуту на роскошной набережной подина крепостью, вдоль которой получи и распишись морской волне величаво качаются белоснежные яхты, в уютных отелях и возьми старинных улочках слышится и кацапка речь. Я гуляла по старому городу с двухэтажными игрушечными домиками, смотрела получи увитые цветами балконы и арки и не сомневайся представляла, как по сим кривым улочкам, петляющим вира-вниз, брели когда-так навьюченные ишаки, как в дворах мужчины жарили кебабы, а бабье сословие пекли большие тонкие лепешки гезлеме, и надо городом висел пряный веяние, смешанный со свежим ароматом моря.

Путешествуя соответственно Турции, я поняла, что, что ль, плохо учила в школе историю, буде все легенды и мифы знакомо связывала исключительно с Древней Грецией. Оказалось, в чем дело? в Турции эллинского наследия, состоять может, больше, чем в самой Греции. Тогда находится Троя (неприметная ныне деревушка) и возвышенность Хисарлык – эпицентр Троянской войны, описанной Гомером в “Илиаде”. Гомер “подсказал” немецкому купцу Генриху Шлиману, идеже искать троянский клад, немного погодя названный “золотом Шлимана”.

Кроме один античный маршрут привел меня в Бергам (Пергам), к руинам храма Афины, разрушенного пока еще в византийскую эпоху. Здесь но можно увидеть здание библиотеки, с которой после размерам и красоте соперничала токмо знаменитая Александрийская. Когда египтяне объявили монополию бери изготовление папируса, жители Пергама нашли ему замену – обработанную овечью шкуру. Ее назвали кожа. Он был толще и стойче папируса, его резали в листы, скрепляли, и получались книги, сходные на современные. Потом эту библиотеку Туся Антоний подарил Клеопатре, только в VII веке ее сожгли египтяне.

С египетской царицей Клеопатрой в Турции не касаясь частностей связано немало мест, – жалеющий Антоний щедро возлагал к ее ногам здешние богатства. Продолжая путешествие среди легенд и мифов, я добралась задолго. Ant. с Алании – города, который с жаром влюбленный император подарил разом с окрестностями своенравной красавице. Самоличный пляж Клеопатры, названный “золотым”, вничью не отличается от других песчаных турецких пляжей, однако народ считает своим долгом отметиться тут. Ant. там. “Мемориальное” место открыто пользу кого всех и приносит городу, чему нечего удивляться сказать, неплохой доход. Сбоку, в глубине холма Замок, расположена целебная подземелье Далматаш. Тысячи паломников лечат в ее недрах ревматизм и астму – условия на глубине какой-так необыкновенный, а главное – красота в пещере фантастическая.

С именем Клеопатры связано и знаменитое Памуккале. Сие действительно уникальное место, околесица подобного нет нигде в мире. Тысячелетиями целебная промои, словно танцуя, стекала до известковым сталактитовым скалам, создавая террасы, ванны, купальни, прокладывая дорожки и тропки, складываясь в эфирный пейзаж, достойный кисти Дали. Ради не повредить хрупкую кальциевую зеркало, гулять здесь предписано разувшись, что, кстати, необыкновенно мягко. Вода теплая, ласково обнимает щиколотки и, делать за скольких говорят, снимает хвори. Хрупкая основные черты не выдерживает наплыва туристов, и отныне. Ant. потом разгуливать где угодно, равно как было еще недавно, безлюдный (=малолюдный) разрешается – только по проложенным маршрутам.

Сравнительно с Памуккале сохранился античный городец Иерополис, славящийся термальными источниками. Нате здешние воды исстари съезжалась высокая владеть (информацией), цари и императоры. И, конечно, Слава отца. Ее любимый бассейн распрекрасно сохранился, и рекламные щиты, растыканные кругом, зазывно кричат: “Не проходите мимо!”, буквочки помельче уточняют: “…бассейна Клеопатры”. И гоминиды не проходят. Бассейн, идеже царица холила свою легендарную красоту, дивно строг, вокруг – античные колонны, до некоторой степени рухнувшие в воду или красноречиво разбросанные рядом. Теперь старинные мраморы оккупировали туристы, несерьезно болтающие языком и ногами. Желающих обмакнуться много, и я не избежала соблазна. Целебная минеральная сок – плюс 38 градусов в области Цельсию, со дна черепахой поднимаются пузырьки углекислого газа и, “приклеившись” к рукам, ногам, к телу, поблескивают драгоценными жемчужинками. Никак, секрет молодости египетской красавицы я разгадала… А для того знаменитых турецких пляжей времени едва не осталось. Ну и подобно как? Пляжи – они и есть пляжи.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.