Велодоpоги Туpции

Eщe дeсять лeт тoму нaзaд нa вeлoпутeшeствeнникoв, вeрнувшиxся с зaрубeжнoй Eврoпы, смoтрeли пoчти кaк нa кoсмoнaвтoв. Сeгoдня тaкиe пoeздки стaнoвятся всe бoлee рядoвым явлeниeм. Рaньшe вeлoтуристы изо цeнтрaльныx рaйoнoв Рoссии устрeмлялись в oснoвнoм нa Кaвкaз и в Срeднюю Aзию. Пoслe тoгo кaк упaл “жeлeзный зaнaвeс”, a нa нaшeм югe стaлo нeспoкoйнo, привeржeнцы двуxкoлeсныx экипaжeй oбрaтили вoждeлeнный зырк нa дaльнee зaрубeжьe.

К сoжaлeнию, дo нaстoящeгo врeмeни турфирмы нe удeляли дoлжнoгo внимaния тeм, ктo xoтeл бы oтпрaвиться в вoяж зa грaницу нa вeлoсипeдe. На ниx этo дeлo нeзнaкoмoe и дaжe нaстoрaживaющee. Ктo oни, сии люди нa вeлoсипeдax? Спортсмены не то — не то отдыхающие? Какой-то самостоятельный сервис им требуется? И камо их может занести возьми своих колесах? И не дай Демиург что случится?

На волне этой растущей, а неудовлетворенной потребности в Москве родилось велотуристское сплавление “Русский клуб велопутешествий”. Подалее мы предлагаем вниманию читателей своего рода мнение об одной из поездок, организованных клубом, – о поездке в соответствии с античным городам Средиземноморья.

* * *

В Москве еще который день шел обложной дождь. И потому мы, шестеро велосипедистов, с тем большим нетерпением и надеждой держи теплое будущее улетали нате разведку побережья Средиземного моря, в далекую-близкую Турцию. Древние греки и римляне, Рукоятка и Милет, теплое Средиземное поток, Александр Македонский и павший идеже-то там его конек Буцефал – мысли, ассоциации, образы мелькали в голове командора не хуже кого пейзаж за иллюминатором самолета.

Приземлившись да мы с тобой отправились в сторону пляжа Дух в пригороде Анталии. Наша самоцель – кемпинг Хузур. Первое расследование – неприятное. Кемпинг потихоньку “сворачивается”. Отнюдь не обнаружив хозяев, мы поставили палатки после принципу “подальше от входа – рядом к морю”. Но в полночь… “Проблем, проблем”, – раздалось в наших сонных головах. Пара молодых турок из обслуги кемпинга пытались нам передать с помощью жестов и десятка английских слов, как наши палатки стоят “плево” и утром хозяин будет браниться. Наверное, с обслугой можно было бы созвониться, обладай мы хоть элементарным знанием местного языка. А чего нет – того не имеется. И, поскольку очень хотелось дремать, мы решили, что “меньше” понять язык жестов, и перебрались получи и распишись специально отведенные площадки с целью палаток.

Первый вывод: инда в цивилизованной Анталии, не говоря ранее о турецкой глубинке, возникают проблемы языкового общения с населением, (вследствие необходимо брать с собой русско-турецкий словарик и разговорник.

* * *

Ни свет ни заря как дорогих гостей работодатель кормил нас бесплатным завтраком, а после (этого была Анталия: цветы, сладкие запахи, кривые узкие средневековые улочки с бесчисленными магазинчиками, торгующими кожаными шмотками, сувенирами, восточными сладостями; сутолочь машин и людей, красивая пуэрто с парусными кораблями.

Приобретя необходимые съестное и недостающее снаряжение, на предстоящий день мы вышли получай маршрут. И начался подъем в много. Первые километры – и первые, так, увы, не последние, разрывы покрышек и проколы камер. Турецкие дороги ровно по качеству покрытия сродни российским, архи часто асфальт залит мелкими камушками, доставляющими заботы велосипедистам. Когда идет многокилометровое затормаживание, тонкая и некачественная резина бегло изнашивается. Купить же новую, тем сильнее на 27 или 28 дюймов, ровно показал наш опыт, упражнение весьма непростая.

Второй увод: резина на велосипедах должна быть новой (войти до 500 км). Нуждаться иметь не менее двух запасных камер. Трубки и тонкая клинчерная эформвар противопоказаны.

* * *

И вот первый классический город – Термессос, расположенный для высоте 1050 метров. Живописны развалины этого когда-то аспидски крупного города (во II-III веках задолго. Ant. с нашей эры в нем проживало задолго. Ant. с 150000 жителей): великолепный эллинский театр на 4200 зрителей, агора, мазар, храмы, саркофаги и уникальный спринклер. Александр Македонский безуспешно пытался ухватить этот город. Утомленные подъемом к древним развалинам, наша сестра решили, что Александру Великому было без затей лень лезть на такую высоту.

Встречные и попутные аппаратура салютуют нам гудками, притормаживают нате подъемах и с восточным радушием предлагают завезти. Велотуристы для жителей Турции – весь век-таки западная экзотика. Они таким никчемным делом отнюдь не занимаются. Другое дело – сгонять на турецком байке в плавмагазин, а то и привезти на нем а-нибудь посущественнее, например, ягненка либо козленка. “Хелло, хелло”, – кричат нам местные детишки и целую вечность машут вслед. Приятно.

Прошли четверка горных дня, и мы – в одном с самых известных мест Турции, в Памуккале. Подъезжая к нему, наша сестра неожиданно увидели сверкающие белизной скалы, флагом) покрытые снегом или хлопком с окрестных полей. Термальный первопричина, богатый кальциевыми солями, после многие тысячелетия намыл потрясающей прелести террасы. Подземные горячие воды выходят держи поверхность в центре Иерахполиса. Иным часом-то здесь купались и лечились древние римляне. Твоя милость погружаешь свое уставшее макротело в теплую прозрачную воду, около тобой на дне лежат белокаменные колонны, статуиЕ

Получи восьмой день мы перед разлукой спустились к Эгейскому морю и попали в классический Эфес. Это был Водан из самых крупных ионийских городов Малой Азии, идеже по преданию когда-ведь жили амазонки. Он был основан вторично во втором тысячелетии накануне нашей эры на берегу залива Эгейского моря, так за прошедшие тысячелетия флорес далеко отступило от древних стен города. Сии стены видели героев Эллады и лидийского царя Креза, персов и Санюра Македонского, древних римлян и апостола Павла; после этого Иоанн Богослов написал свое Благовестие и Апокалипсис, умерла Богоматерь. Соответственно дороге из Сельджука к римскому Эфесу автор этих строк заехали в стоящую на высоком холме базилику апостола Иоанна, идеже находится могила святого. Из этого места открывается удивительный вид бери византийскую крепость и руины одного с семи чудес света – храма Артемиды, построенного царем Крезом и сожженного Геростратом. И видишь мы на улицах древнеримского Эфеса, объединение которым когда-то ходил непосредственно Цицерон.
Мы пошли по мраморной мостовой, мимо огромного театра сверху 24 тысячи зрителей, агоры, недурно сохранившейся библиотеки Цельса.

Затем Эфеса все прочие развалины уже представлялись хотя и грандиозными, хотя в чем-то второсортными. Насытившись лицезрением античных памятников, нам захотелось элементарно теплого моря.

После знаменитого курорта Кушадасы была сказочная ночлег у развалин древнего Милета, колыбели европейской философии. Тогда жил знаменитый математик Фалес – лишь профессор первого в мире университета. Высокий Гомер неоднократно упоминал настоящий легендарный город в своих творениях.

А мостовая шла все дальше и с годами по побережью сначала Эгейского, а спустя время Средиземного морей, “даруя” нам нелегкие подъемы и затяжные спуски. Наивные, автор думали, что в Турции глотать ровные места. Увы, их не имеется. На маршруте были многочисленные участки, временами стандартных туристских передач 40 для 28 не хватало, и, вопреки на небольшой вес велорюкзаков, отдельные люди наши товарищи вынуждены были разъезжать “велопешком”.

Третий вывод: нужны горные передачи, несмотря на то бы 36 на 28 аль 40-32.

* * *

Иногда десятки километров узкое шоссейная дорога шло по обрывистому берегу по-над самым морем: нам нисколько не оставалось, как, завидев скелетон, притормозить, окунуться в теплое, на зависть прозрачное море – и снова получай велосипед.

Во время путешествия да мы с тобой неоднократно убеждались в дружелюбии осман и даже турецких жандармов. Как-то раз вечером, когда, не доехав по плановой ночевки в кемпинге, я в темноте вынуждены были остановиться в горах поодаль от деревни, наш сторона был освещен фарами мотоциклов, и в кустах раздался шум передергиваемых автоматных затворов. Архи “приятное” ощущение… Там сложного объяснения с помощью жестов и фраз подобно “Руссо турист бисиклет”, проверки паспортов нас… пригласили получай следующий день заехать полакать чайку в жандармерию соседнего городка. Для следующее утро мы воспользовались восточным гостеприимством и, сидя после чашкой чая, невольно приходили к невыгодным исполнение) отечественной милиции сравнениям.

О пролетели оставшиеся дни. Далеко не всем планам удалось удаться. Иногда не выдерживали велосипеды, от случая к случаю-то уставали люди, идеже-то не оправдался уплата воспользоваться морским паромом другими словами кораблем, но главное – был проложен авиамаршрут для будущих велопутешествий соответственно Турции.

Ранним утром наш брат покидали солнечную Анталию. Моноплан взял курс на Шереметьево. В Москве нас встретил дождинки.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.